Современность растет в цене

Татьяна Маркина, из газеты «Коммерсантъ», написала занимательную статью об итогах аукционных домов Sotheby`s и Christie`s за первое полугодие 2011 года. Sotheby`s продал на $3,4 млрд, Christie`s — на $3,2 млрд, и у обоих домов список лидирующих разделов возглавляет современное искусство.


Главный итог у обоих конкурирующих домов, делящих аукционный рынок искусства в мире, одинаков: обороты их возросли и готовы перекрыть даже предкризисные значения. Конечно, результат первого полугодия не гарантирует столь же успешных продаж во втором, но надежда на это велика. Главы обоих домов Стивен Мерфи (Christie`s) и Билл Рупрехт (Sotheby`s) твердят одно и то же: спрос на искусство растет. А на осень уже припасены выдающиеся и перспективные произведения, такие как коллекция Лили и Эдмонда Сафра у Sotheby`s или Элизабет Тейлор — у Christie`s.

Есть и другие общие тенденции. Растет и общее количество проданных лотов, и количество продаж по цене свыше $1 млн (у Christie`s таких, например, было в первом полугодии уже 376). Растет количество произведений, проданных «частным образом». Да, аукционные дома, созданные для проведения публичных торгов, уже несколько лет как обзавелись отделами приватных продаж и собственными галереями, работающими как обычные арт-дилеры.

Быстрее всего растет у обоих домов азиатская часть их дохода — все больше клиентов покупают на торгах в Гонконге. И все больше коллекционеров из Азии и с Ближнего Востока покупают самое разное искусство (например, на последнем аукционе живописи старых мастеров Christie`s рисунок Микеланджело приобретен за 5,1 млн азиатским коллекционером). Куда приведет эта тенденция, не совсем понятно. Имеющиеся прецеденты склоняют к пессимизму. На рубеже 1980-х и 1990-х годов японцы сначала невиданно подняли цены на импрессионистов (свидетельство этому уже более 20 лет пребывающий в десятке самых дорогих произведений в мире «Портрет доктора Гаше» за $82,5 млн), а потом, внезапно уйдя с рынка, его обрушили. В начале 2000-х американцы, составлявшие большую часть покупателей искусства в Европе (в частности, во Франции), вдруг перестали приезжать на ярмарки и салоны — парижский арт-рынок не до конца отошел от того падения до сих пор.

И еще один факт на азиатскую тему. По подсчетам Skate`s Art Market Research, на третье место в мире по оборотам вполне может выйти китайский, базирующийся в Шанхае аукцион Poly International Auction, созданный шесть лет назад. По крайней мере по присутствию в списке top-5000 (самых дорогих произведений в мире) Poly уже поднялся над Phillips de Pury. Других цифр нет — Poly основан совместным предприятием народно-освободительной армии Китая и государственной Международной китайской торгово-инвестиционной компании и ни перед кем, кроме партии, не отчитывается. Продает Poly на 90% китайское искусство (старое и современное), так что на рынок искусства Старого и Нового Света кардинально влиять не должен, но все равно немного страшно.

И наконец, главный итог первого полугодия 2011 года. Современное искусство снова выходит на первое место по суммарным оборотам, оттеснив раздел «Импрессионисты и модернисты» на вторую строчку. Такое уже было в 2007 году: по мнению многих, именно высокие цены на искусство второй половины ХХ—начала XIX века стали тем «пузырем», который лопнул и вместе с экономическим кризисом повлек арт-рынок в пучину.

Все началось сначала — последние, июньские аукционы современного искусства Sotheby`s стали самыми большими ($206 млн), а Christie`s за полгода наторговал на $702,6 млн. Вроде бы что тут плохого: коллекционеры охотно покупают произведения современников. Однако галеристы все громче упрекают аукционные дома (и крупнейшие галерейные сети вроде Gagosian) в том, что те поднимают цены искусственно, нещадно пиарят и раскручивают нескольких «модных» и «рыночных» художников. Обычная работа галереи состоит в том, чтобы найти талантливого художника, годами пестовать его, устраивая выставки в ущерб себе, любовно продавать его произведения в «хорошие руки», следить, чтобы цены были не слишком низкие (тогда заниматься художником невыгодно) и не слишком высокие (тогда велика опасность потери ликвидности). Так создается первичный рынок.

Аукционы работают на вторичном рынке и не должны заботиться о художнике, следить, кто и зачем его покупает. Единственное, что их волнует,— это цена (комиссия аукционного дома берется с суммы покупки). На торги они обычно берут проверенные имена, те, на которые точно найдутся покупатели, да еще и раззадоривают коллекционеров, устраивая пышные предаукционные показы. Рынок перекашивается, цены растут еще сильнее, создается иллюзия востребованности и — ликвидности работ. Кипящие праведным гневом галеристы позабыли, что в 2008 году аукционные дома сами попали в эту ловушку. Они гарантировали продавцам цены на множество работ (обещали заплатить некую сумму независимо от того, как будет продана работа). К концу 2008 года дома остались с сотнями непроданных произведений: коллекционеры и инвесторы тогда решили повременить с новыми покупками. Акции Sotheby`s невероятно упали, Франсуа Пино начал искать покупателя на Christie`s, Phillips de Pury продался российской компании. С тех пор аукционные дома обещали не давать гарантий, так что теперь цены должны быть настоящими.

По материалам: Коммерсантъ

_________________
На правах рекламы:
Сайт о рисовании hudgraf.com. Парадный портрет, художники, изобразительное искусство и многое другое.

0
.

Рекомендуем посмотреть: