Энциклопедия в двух выставках

В ММСИ открывается внушительная выставка современного японского искусства, представляющая работы за пятьдесят с лишним лет — от классических до малоизвестных. Инсталляции, минималистские и помпезные, фотография, видеоарт, документации перформансов, скульптура и живопись — в общем, все, что можно. Речь на самом деле идет даже о двух выставках. Первая часть, располагающаяся в помещении в Ермолаевском, называется «Реальный мир/Повседневность», вторая, на Гоголевском,— «Воображаемый мир/Фантазии». «Повседневность» курирует московский арт-критик Елена Яичникова, «Фантазии» — Кэндзиро Хосака, довольно заметный куратор из Токио. Получается: один взгляд — скорее извне, другой — скорее изнутри; один — более критический, другой — эскапистский. По крайней мере, примерно так это должно выглядеть по идее.

В «реальной» части сразу замечаешь присутствие Йоко Оно. Это две работы: аудиоинсталляция 1961 года «Cough Piece», в которой Оно, собственно, долго кашляет, и документация перформанса 1964 года «Cut Piece» (потом Оно его не раз повторяла — и видео не с первого представления). Тогда художница сидела на сцене в черном платье, а зрители выходили из зала и постепенно отрезали от него по кусочку, пока Оно не осталась голой,— и это одна из главных работ в истории не только японского, но и всего искусства перформанса. Тоже вполне классическая — антиутопическая инсталляция «pH» 1990 года группы Dumb Type, в которой некий демонический офисный дядя сканирует на огромном аппарате живых танцовщиц.

Здесь же, среди других участников, Ясумаса Моримура — такой японский Мамышев-Монро, переодевающийся то в Юкио Мисиму, то в Ленина и разыгрывающий разные исторические эпизоды с участием известных личностей. Ленин также фигурирует в проекте Есинори Нивы — видеодокументации путешествия по обычным московским квартирам в поисках каких-нибудь забытых следов деятельности вождя революции.

Группа Chim Pom представлена страшноватой инсталляцией: в маленьком игрушечном городе резвятся настоящие крысиные чучела, раскрашенные под Пикачу (такие желтенькие и с полосками). Дело в том, что крысиное нашествие в пригородах Токио совпало с невероятной популярностью мультфильмов о Покемонах: дети ходили в костюмах мультяшных монстров, а рядом бегали полчища крыс. Есть и гораздо более тихие способы социального высказывания — например, у Кисио Суга, важного участника движения под названием «Моно-Ха» («Школа вещей»), создавшего своего рода урбанистическую схему из обычных веток и кирпичей. Тут же в «реальном» разделе есть и видеоарт, не обязательно документальный. Так, в метафорической работе Тадасу Такаминэ художник вместе с женой на протяжении 17 дней яростно борются с двумя тоннами глины, периодически придавая ей ту или иную форму, которая вскоре распадается в аморфную кучу.

Во второй, «воображаемой» части есть, среди прочих, один из самых популярных среди близких к поп-арту японских художников Такаси Мураками (тот, что делал веселые сумочки для Louis Vuitton), а также очень известный современный экспрессионист Идзуми Като, чьи герои немного напоминают мертвых детей из японских хорроров. Есть рисующий анимешных девочек в манере средневековой японской живописи Еситомо Нара и гигантская скульптура мультипликационного космонавта — ответ художника Кэндзи Янобэ на взрыв атомной электростанции. Есть Яей Кусама, превращающий галлюциногенным освещением обычную гостиную в пространство странного сна, и Хираки Сава, снимающий видеоарт о тайной жизни игрушечных самолетиков.

Это перечисление — лишь малая часть представленных на выставке художников, всего их больше тридцати, и выборка эта очень представительная — своего рода справочник по японскому искусству.

«Реальный мир/Повседневность»: ММСИ в Ермолаевском, с 14 марта по 6 мая;
«Воображаемый мир/Фантазии»: ММСИ на Гоголевском, с 14 марта по 6 мая

0
.

Рекомендуем посмотреть: